Прилежание и леность

Уильям Хогарт работа «Прилежание и леность»Один из них – «Прилежание и леность» (1747) очень близок «Лондонскому купцу». Здесь та же расстановка фигур (добродетельный купец, его дочь и два ученика, одному из которых уготована виселица), то же сочетание быта и поучения.

Романы Беньяна и Дефо, сразу же сделавшиеся народным чтением, пьеса Лилло, завоевавшая огромный успех и на доброе столетие утвердившаяся в репертуаре английских театров, популярнейший цикл гравюр Хогарта – во всех этих столь разнообразных явлениях искусства жила все та же притча, приобретшая особую популярность в эпоху английской революции – революции, в которой «Кромвель и английский народ воспользовались… языком, страстями и иллюзиями, заимствованными из Ветхого завета».

Эти язык, страсти и иллюзии так крепко внедрились в период революции в национальное сознание, что читатели теперь и на Шекспира смотрели порою сквозь призму позднейшей, воспринявшей пуританство культуры. То, что разделяло Шекспира и драматургию, уже в его времена готовившую буржуазную трагедию, делалось при подобном взгляде на вещи не очень различимо, и «Ардена из Февершама» приписывали Барду, а «Женщину, убитую добротой» (автор ее, как на беду, был известен) ставили вровень с творениями Шекспира.

А впрочем, не было ли более глубоких причин для подобной ошибки? Да, были, и очень существенные. Ветхий завет, сыгравший такую большую роль во время революции, привился на английской почве значительно раньше.

Первый полный перевод был закончен уже в 1382 году, и библейская образность, библейский стиль художественного мышления успели с тех пор глубоко укорениться в английской культуре.

no comments

Leave me comment

двадцать − 8 =